Skip to main content

ВСЕ БУДЕТ НЕ ТОЛЬКО ПЛОХО, НО И ХОРОШО !!!!

В этой теме 73 ответа, 7 участников, последнее обновление TianaYa TianaYa 1 месяц назад.

Просмотр 15 сообщений - с 31 по 45 (из 74 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #4947
    alena1997
    alena1997
    Участник
    Трезв: 318 дн.

    Алексей написал(а):Не знаю видна ли эта ссылка…

    Увы, Алексей, запрошенный контент больше недоступен. Ссылка не видна(

    #4948
    Алексей
    Алексей
    Участник

    Алена, я так и предполагал — она видна (от меня точно) — участникам группы «посмеемся вместе» в фейсбуке — надо просто там стать участником, я не могу это видео заграббить… но очень красивое и захватывающее.

    #4960
    Алексей
    Алексей
    Участник

    Про кота вот нашел на Ютубе https://www.youtube.com/watch?v=9NGVAW2d0Ow

    #4970
    alena1997
    alena1997
    Участник
    Трезв: 318 дн.

    Алексей написал(а):Про кота вот нашел на Ютуб

    Ооооой шикарный кот какойййййййй !!! Алексей, как же смешно )))))

    #5008
    alena1997
    alena1997
    Участник
    Трезв: 318 дн.

    Елена Михалкова

    Кот Матвей, царь царей, зверь золотой, милосерден и великодушен. Где другой откусил бы Евсею Харитоновичу голову, Матвей отечески даёт по хребту и отпускает с миром. Один лишь проступок способен вызвать его гнев: похищение руна. Руно на животе, живот на Матвее, и вот подкрадывается безлунной ночью кот Евсей, когда царь царей спит раскинувшись, хватает руно и мчится с ним прочь.
    Даже мы двигаем кота Матвея, подсунув под него снеговую лопату. У шестикилограммового Евсея шансов нет вовсе. Страшный рёв будит нас в ночи: кот Матвей с эпилированным пупком мчится за вором.
    Зачем нужны Евсею клочки вьющегося пуха, мы так и не поняли. Обычно он просто жуёт их на бегу. Когда Матвей настигает его, свершается беспощадная месть, но от руна к этому времени остаются одни сопли.
    Не так ли и со всеми приобретениями в этой юдоли скорбей? Или, иными словами, на терновнике груша не растет.

    На фотографии Матвей и Евсей Харитонович смотрят выступление Баскова и Киркорова.

    #5031
    alena1997
    alena1997
    Участник
    Трезв: 318 дн.

    Сходили за черникой.
    Сначала долго искали бидончик. Известно, что к человеку без бидончика черника не выходит, а корзинка – это не то, разве что простелить ее газетой «Правда» за шестое мая тысяча девятьсот пятьдесят пятого года.
    Ладно, отыскали бидончик. Приехали в лес.
    Лес – это, как всем известно, пространство с деревьями, плотно затканное паутиной и населенное кровососущими животными. Нормальный человек в лес приходит один раз в году: срубить ёлку. Он волочет её домой, радуясь, что ещё год можно не видеть этого безобразия, а за ним бредёт по снегу мрачный комар в валенках, шмыгая жалом.
    Горожанин в лесу начинает с того, что втыкается в паутину. Он мечется по лесу, пантомимой изображая космонавта Кейна, который пытается отодрать от своего лица ксеноморфа, и садится в изумрудный мох, чтобы перевести дух. Три минуты спустя его штаны кишат муравьями.
    Следующие два часа горожанин проводит на карачках, проклиная жадную эволюцию, отобравшую у него хвост. Над ним перешёптываются дятлы. Из травы лезет поздороваться клоп.
    Горожанин возвращается домой, обливаясь потом. Вслед ему злобно цыкает зубом коростель.
    Все эти этапы прошла наша неустрашимая семья, за исключением клопа, которого сразу съели.
    Черники, кстати, в лесу нет. Что ей там делать.

    #5045
    alena1997
    alena1997
    Участник
    Трезв: 318 дн.

    Девушка с самыми длинными в мире ногами чуть на меня не наступила. Лично!
    Мы встретились на книжной выставке, в узком коридоре. На ней было розовое платье, где-то там, наверху. Серебряный поясок указывал, откуда надо измерять рекорд. Считать ли это место началом ног, или их окончанием, зависит от того, падаете ли вы с этой девушки, или только взбираетесь. Я дал ей пройти, вжавшись в стену.

    Я хотел поделиться с девушкой своими достижениями. Это печень, жадность, комплексы и жопа. Но рации для связи с башней у неё на бедре не висело. А кричать в пупок «сова, выходи!» казалось неловким.

    Вряд ли она была экспонатом. Скорей, тоже книгу написала. Что-нибудь с названием «Я и насекомые», об одноклассниках. Или приключенческое: «Перешагивая турникеты». Или о гормонах «Ах детство, детство, суп куриный».

    У стенда нашего издательства собрались гномы, эльфы, какие-то зелёные дети с дубинами. Праздновали своё фэнтези. Увидев НОГИ, они про всё забыли. Гномы уставились в небо, эльфы уронили луки. Быль переплюнула сказку. Девушка прошла, не глядя на заморышей. Дымный шлейф мужских фантазий тянулся за нею.

    Я не знаю, почему ноги так важны. Миллионы тратят на глаза, грудь и губы. Но только бедро решает. От колена до развилки. Мужчина перед алтарём мысленно произносит: «Наконец-то смогу виться вокруг её бедра в радости и горести».

    Живёт у нас в ЖЭКе одна зараза, Жанна. Сама кран сломала, не заплатила и обозвала мастера узбеком. Когда у ней забилась труба, отправили сантехника Жору, самого вредного. Велели всё доломать и воду отключить. Чтоб уважала духов воды. Возвращается Жора не скоро и счастливый.
    Говорит, эта женщина, Жанна, вышла вот в таком халатике. Жора показал на себе – не убедил. Говорит, сознание вернулось, когда всё починил, полы протёр и от денег отказался. Такие уж там бёдра удлинённые.

    Невозможно осуждать Жору. В женщине могут быть недостатки, пока она в бесформенных штанах. А как только в трусах или лосинах, сразу чистый ангел, трогательный и непорочный.

    Домашние спрашивали какая из себя эта рекордсменка Гиннеса. А я не помню ни лица, ни фигуры. А ведь наверняка всё это было. Вся поездка как в тумане. Посетил выставку, называется. Только фото и остались.

    Слава Сэ

    #5048
    alena1997
    alena1997
    Участник
    Трезв: 318 дн.

    Меньше всего хотелось бы творить из Василия литературного персонажа, эдакого переосмысленного богатыря, уложенного в прокрустово ложе читательских ожиданий. Сам Василий, впрочем, это только приветствует. Когда будешь, говорит, писать мою биографию – не забудь упомянуть о моём прекрасном образовании.
    Упоминаю: образования у Василия нет. Однако из нашей библиотеки, которую начал собирать ещё дед, он перетаскал едва ли не все книги. Многие так и не вернул, из-за чего мы время от времени яростно ругаемся.
    Зато по Васиной лексике нетрудно определить, что из прочитанного запало ему в душу.
    Два года назад мы взяли ту самую резиновую лодку, тогда ещё целую, и на рассвете вышли рыбачить. Стояла тишина. Над рекой полз туман. Под нами медленно покачивалась большая вода.
    И вдруг из глубины неподалеку от лодки поднялось что-то тёмное, длинное и, как показалось мне в тот миг, неописуемо громадное. Оно двинулось в нашу сторону, набирая скорость, и исчезло так же внезапно, как и появилось. Прошло около пяти секунд – и тут в днище ударили снизу.
    Лодка страшно вздрогнула и скомкалась прямо с нами внутри. Я заорала. Василий, не издав ни звука, одной рукой вцепился в уключину, другой схватил меня за шиворот. Целую вечность нас болтало в лодке, пока мы ожидали нового толчка, а затем всё понемногу стихло.
    Мы посмотрели друг на друга.
    – Моби дик б..я, – потрясённо сказал Василий.
    И погрёб к берегу.
    Позже мы, конечно, решили, что у страха глаза велики, а заставить раскачиваться резиновую лодчонку – посильная задача даже для судака. Знакомый рыбак сказал, что могла и выдра хулиганить. Видели мы, конечно, не её, а какую-то рыбину – мало ли крупных рыб на Оке – а выдра подплыла незаметно.
    На том и сошлись. Я с тех пор предпочитаю купаться в озере, а вот Василий по-прежнему время от времени рыбачит на реке, правда, только с берега. Но это лишь потому, что лодка пришла в негодность.
    «Моби Дика», кстати, он так и не вернул.

    #5049
    alena1997
    alena1997
    Участник
    Трезв: 318 дн.

    Матушка моя, голубица кроткая, выращивает в своем саду прекрасные цветы. И королевские лилии у нее, и голубые шары гортензий, и шелковый мак, и пурпурный дельфиниум, и бесчисленное множество роз. Среди этого великолепия за ночь вылез маргинальный хвощ.
    – Поручик Ржевский на балу, – с осуждением сказала про него матушка.
    И вырвала поручика с корнем.
    Через неделю хвощ вырос снова.
    – Каков подлец, – сказала матушка.
    Перекопала землю, где он рос, и чем-то таким посыпала сверху – то ли щелочью, то ли крысиным ядом.
    Новый хвощ проклюнулся на третий день – бодрый и неунывающий. Матушка натянула вокруг него верёвочку и поставила рядом маленькую табличку: «Хвощ полевой. Применяется при лечении стоматитов и циститов. Высушить, измельчить, 100 г сырья залить стаканом воды и подержать на паровой бане 20 мин».
    К вечеру следующего дня хвощ загнулся сам.
    («Не вынес перспектив загробной жизни», – прокомментировал папа).

    После двухлетнего отсутствия в сад вернулись кроты.
    – Истреби их, – просит матушка отца. – У меня рука не поднимается.
    – Вот и Гитлер так говорил Геббельсу про еврейский народ, – замечает папа.
    Обычно после папиных экскурсов в историю мама теряет нить беседы, но не в этот раз.
    – Поставим трещотки, – говорит она. – Как два года назад.
    – Два года назад мы этими трещотками едва не истребили тётю Шуру, – говорит папа.
    Но все-таки идёт на сайты садоводов и изучает прогрессивные методы борьбы.
    – Есть техника убийства кротов лопатой, – говорит он.
    – Какой кошмар, – говорит матушка. – Нет, это исключено.
    – Тогда ловушки. Никого не убиваешь сам, надо только время от времени выкидывать трупики.
    – Никаких трупиков, – говорит матушка.
    – Можно запустить в норки петарды. Кроты глохнут, сходят с ума и умирают в мучениях.
    – Только не мучения!
    – Как же тогда ты хочешь их истребить? – говорит папа.
    – Ну… – задумывается матушка. – Пусть уйдут куда-нибудь. Сами. Без жертв.
    Папа пожал плечами, написал на табличке «насекомоядные, вам здесь не рады» и воткнул рядом с розами.
    – Кроты этого не прочтут, – ядовито сказала матушка.
    Папа молча выдернул табличку и закопал ее в землю вверх ногами.
    – Твой отец занимается фигнёй, – жалуется матушка по телефону.
    – И это самая полезная вещь, которой можно заниматься в такую жару, – говорит папа.

    Елена Михалкова

    #5050
    alena1997
    alena1997
    Участник
    Трезв: 318 дн.

    Кот Матвей, зверь великий и ужасный, рожден был для полета и свершений, а вместо этого сидит в шкафу и ловит моль. Со стороны это выглядит так, словно вместе с трусами и лифчиками заперли Годзиллу. «ЫЫЫЫА!» – и половина Шанхая в руинах.
    Одно время нашим соседом по лестничной площадке был угрюмый мужчина, выглядевший как старый Марлон Брандо, которому не позволили сыграть ни одной роли, кроме «кушать подано». Этажом ниже снимали квартиру три смешливых студентки. Встретив какую-нибудь из них у подъезда, сосед с ненавистью цедил сквозь зубы: «У-у, шалашовка!». «Зачем вы так, Семен Евгеньич», – урезонивал его папа. «А чего она! – яростно вскидывался сосед. – Хохочет, вьется!»
    Не будь Семен Евгеньич жив и здоров, я бы считала Матвея его инкарнацией. С точно таким же злобным прищуром следит он за порханием обитательницы шкафа. Каждым взмахом крыльев юная моль плюет ему в душу. «Умри!» – шипит Матвей, распрямляясь подобно пружине.
    Однако моль нежна и порывиста. К тому же в царстве синтетики она недоедает. Ее лишенное жира тельце без усилий взмывает вверх.
    Тельце кота Матвея весит тринадцать килограмм. Это по батюшке с матушкой кот Матвей – мейн-кун, а по натуре – помесь коалы и пылесоса: глуп, обаятелен, неповоротлив и всасывает все, что найдет на полу. Рожденный жрать прыгать не может. Он много чего не может, в частности, быстро бегать, ловко огибать углы и молниеносно бить когтем. Бесспорно, в своем воображении кот видит себя мохнатым ниндзя, чья бесшумность уступает лишь его стремительности; неумолимым Терминатором, принимающим форму и облик противника. В действительности его прыжок за молью напоминает полет утюга, особенно в части приземления. Раздается такой грохот, словно упал не кот в шкафу, а шкаф с котом, и следом за Матвеем валится вешалка и четыре юбки.
    Моль, легкомысленно хихикая, прячется в пуховике. Кот потирает ушибленный копчик и мрачно совершает ритуал омовения.

    #5053
    alena1997
    alena1997
    Участник
    Трезв: 318 дн.

    В средней группе детского сада к сентябрьскому утреннику меня готовил дедушка. Темой праздника были звери и птицы: как они встречают осень и готовятся к зиме. Стихотворений, насколько мне помнится, нам не раздавали, а если и раздали, дедушка отверг предложения воспитательниц и сказал, что читать мы будем своё.
    Своим он выбрал выдающееся, без дураков, произведение Николая Олейникова «Таракан».
    Мне сложно сказать, что им руководило. Сам дедушка никогда садик не посещал, так что мстить ему было не за что. Воспитательницы мои были чудесные добрые женщины. Не знаю. Возможно, он хотел внести ноту высокой трагедии в обыденное мельтешение белочек и скворцов.
    Так что погожим осенним утром я вышла на середину зала, одернула платье, расшитое листьями из бархатной бумаги, обвела взглядом зрителей и проникновенно начала:
    – Таракан сидит в стакане,
    Ножку рыжую сосёт.
    Он попался. Он в капкане.
    И теперь он казни ждёт.

    В «Театре» Моэма первые уроки актерского мастерства Джулии давала тётушка. У меня вместо тётушки был дед. Мы отработали всё: паузы, жесты, правильное дыхание.

    – Таракан к стеклу прижался
    И глядит, едва дыша.
    Он бы смерти не боялся,
    Если б знал, что есть душа.

    Постепенно голос мой окреп и набрал силу. Я приближалась к самому грозному моменту:

    – Он печальными глазами
    На диван бросает взгляд,
    Где с ножами, топорами
    Вивисекторы сидят.

    Дед меня не видел, но он мог бы мной гордиться. Я декламировала с глубоким чувством. И то, что на «вивисекторах» лица воспитательниц и мам начали меняться, объяснила для себя воздействием поэзии и своего таланта.
    – Вот палач к нему подходит, – пылко воскликнула я. – И ощупав ему грудь, он под рёбрами находит то, что следует проткнуть!
    Героя безжалостно убивают. Сто четыре инструмента рвут на части пациента! (тут голос у меня дрогнул). От увечий и от ран помирает таракан.
    В этом месте накал драматизма достиг пика. Когда позже я читала в школе Лермонтова «На смерть поэта», оказалось, что весь полагающийся спектр эмоций, от гнева до горя, был мною пережит еще в пять лет.
    – Всё в прошедшем, – обречённо вздохнула я, – боль, невзгоды. Нету больше ничего. И подпочвенные воды вытекают из него.
    Тут я сделала долгую паузу. Лица взрослых озарились надеждой: видимо, они решили, что я закончила. Ха! А трагедия осиротевшего ребёнка?
    –Там, в щели большого шкапа,
    Всеми кинутый, один,
    Сын лепечет: «Папа, папа!»
    Бедный сын!
    Выкрикнуть последние слова. Посмотреть вверх. Помолчать, переводя дыхание.
    Зал потрясённо молчал вместе со мной.
    Но и это был ещё не конец.
    – И стоит над ним лохматый вивисектор удалой, – с мрачной ненавистью сказала я. – Безобразный, волосатый, со щипцами и пилой.
    Кто-то из слабых духом детей зарыдал.
    – Ты, подлец, носящий брюки! – выкрикнула я в лицо чьему-то папе. – Знай, что мертвый таракан – это мученик науки! А не просто таракан.
    Папа издал странный горловой звук, который мне не удалось истолковать. Но это было и несущественно. Бурными волнами поэзии меня несло к финалу.
    – Сторож грубою рукою
    Из окна его швырнёт.
    И во двор вниз головою
    Наш голубчик упадёт.
    Пауза. Пауза. Пауза. За окном ещё желтел каштан, бегала по крыше веранды какая-то пичужка, но всё было кончено.
    – На затоптанной дорожке, – скорбно сказала я, – возле самого крыльца будет он задравши ножки ждать печального конца.
    Бессильно уронить руки. Ссутулиться. Выглядеть человеком, утратившим смысл жизни. И отчетливо, сдерживая рыдания, выговорить последние четыре строки:
    – Его косточки сухие
    Будет дождик поливать,
    Его глазки голубые
    Будет курица клевать.

    Тишина. Кто-то всхлипнул – возможно, я сама. С моего подола отвалился бархатный лист, упал, кружась, на пол, нарушив шелестом гнетущее безмолвие, и вот тогда, наконец, где-то глубоко в подвале бурно, отчаянно, в полный рост зааплодировали тараканы.

    На самом деле, конечно, нет. И тараканов-то у нас не было, и лист с меня не отваливался. Мне очень осторожно похлопали, видимо, опасаясь вызвать вспышку биса, увели плачущих детей, дали воды обмякшей воспитательнице младшей группы и вручили мне какую-то смехотворно детскую книжку вроде рассказов Бианки.

    – Почему? – гневно спросила вечером бабушка у деда. Гнев был вызван в том числе тем, что в своем возмущении она оказалась одинока. От моих родителей ждать понимания не приходилось: папа хохотал, а мама сказала, что она ненавидит утренники и я могла бы читать там даже «Майн Кампф», хуже бы не стало. – Почему ты выучил с ребёнком именно это стихотворение?
    – Потому что «Жука-антисемита» в одно лицо декламировать неудобно, – с искренним сожалением сказал дедушка.

    #5054
    alena1997
    alena1997
    Участник
    Трезв: 318 дн.

    о советах и комплиментах:
    Мне подобные давали редко, но два врезались в память.

    Первый был даже не совет, а подарок. Подруга на мой день рождения (в четырнадцать лет) вручила мне контурный карандаш. И сияя дружелюбной – искреннейшей! – улыбкой, сказала:
    – Тебе подойдёт. У тебя маленькие глубоко посаженные глазки, их нужно научиться красить правильно, если не хочешь быть… ну, такой.

    И она сделала жест рукой, обобщив меня целиком в «ну, такую».

    До четырнадцати лет я не слишком задумывалась о собственной внешности. У меня были красивые родители, красивый младший брат, красивые дедушка с бабушкой, и мне даже не приходило в самонадеянную голову, что я могу выбиваться из этого стройного ряда миловидных людей.

    К тому же сама подруга была исключительно хороша собой: белокурая, голубоглазая, с ямочками на щеках, и это, конечно, придавало дополнительный вес её словам.

    Этим весом меня придавило как бетонной плитой.

    Я так поразилась открытию о моём уродстве, что замолчала дня на три. Перестала выдавать эмоции и информацию в окружающий мир. Я была занята. Предстояло хорошенько осмыслить новую себя, и я осмысливала. Что вообще делают девочки, у которых маленькие глубоко посаженные глазки? Можно ли им громко смеяться? Разрешено ли им болтать ерунду? Невзначай хлопать симпатичных одноклассников по плечу? Носить красное?

    Я стала рассматривать себя перед зеркалом и, конечно, с каждым разом убеждалась, что подруга абсолютно права. Маленькие. Глубоко посаженные. И нос огромный. И щёки тоже – вон, уныло висят слева и справа. Рот невнятный, непонятно, как таким разговаривать. Более-менее удовлетворить могли только уши, но их, к несчастью, закрывали волосы. Я собрала волосы в хвост, чтобы хоть в чём-то на моем лице мог отдохнуть взгляд постороннего человека, измученного прочими уродствами. Я начинала жалеть, что уши нельзя пересадить куда-нибудь ближе к центру, чтобы в глаза бросались именно они, а не все остальное.

    За какие-то сутки я проделала путь от самоуверенного залюбленного подростка до гибрида Горлума с Квазимодо, которому предстояло мыкаться по пещерам, до конца дней жрать сырую рыбу и не показываться на свет божий.

    К концу третьего дня мама села возле моей кровати перед сном и спросила, что случилось. Выглядела она такой серьёзной, что я осознала: отмолчаться не выйдет. Придётся нанести маме этот удар: сообщить, что у неё вырос уродливый ребенок. Ничего, в наличии есть ещё один, пускай утешается им.

    Я и сообщила.

    Надо сказать, у моей мамы чудесный звонкий смех. Поэтому когда она издала невнятное хрюканье, я не поняла, что это значит. Хрюканье повторилось. Мне стало ясно, что всё-таки второго ребенка для утешения недостаточно. Мама сложилась пополам, выползла из комнаты, не переставая хрюкать, что-то пробулькала снаружи, и через некоторое время в комнату зашел папа.
    Он очень внимательно посмотрел на меня, а потом крикнул:
    – Не нашёл я у неё никаких глазок! Видимо, они слишком маленькие! Или слишком глубоко посажены! Иди и покажи мне, где они.

    В комнату вползла мама, держась за косяк. Она была красная и в слезах, она задыхалась от смеха и не могла ничего сказать.

    Я посмотрела на них обоих и начала смеяться. Смехом всё моё глупое горе смыло, как ручьём. Тяжкий морок, три дня глубочайшей мучительной тоски, когда я сама не понимала, что со мной творится – всё растаяло в одну секунду.

    (Однако когда подруга, которая обычно ходила с нашей семьей гулять в парк, пришла в следующее воскресенье, мой папа, добрейший папа, весёлый папа, радующийся любым моим друзьям, твердо сказал, что сегодня мы хотим провести время в семейном кругу. Я очень сердилась тогда на него, поскольку была уверена, что она не желала меня обидеть. Но папа был непреклонен: с этого дня мы проводим выходные без Оли. И он не изменил своего решения).

    А второй случай произошёл в школе. Учительница истории, болтливая дама лет сорока, твердящая нам «я ваш лучший друг» и загадочно подмигивающая при этом, отозвала меня после урока и доверительно сказала:
    – Милая, этот свитер тебе очень идёт. Но всё же такие запястья надо прикрывать.

    У свитера были модные тогда рукава «три четверти», а у меня были (и остались) довольно тощие запястья. Очевидно, всё это сложилось в картину, оскорбившую взор нашей славной учительницы.

    Я кивнула, ошеломлённая тем, на какую фигню обращают внимание взрослые, и с тех пор носила в школу свитера с рукавами, доходящими чуть ли не до кончиков пальцев. Эта привычка осталась у меня до сих пор.
    А карандашом краситься я так и не научилась.

    #5058
    Алексей
    Алексей
    Участник

    alena1997 написал(а):Приехали в лес.
    Лес – это, как всем известно, пространство с деревьями, плотно затканное паутиной и населенное кровососущими животными.
    Горожанин в лесу начинает с того, что втыкается в паутину.

    Входя в лес, необходимо лицом собрать на голову как можно больше паутины. В образовавшемся коконе надо проделать пальцами дырочки для глаз. После этого смело входите в лес. Никакие москиты Вас не тронут.

     

    Теперь про муравьев. Совет от моих друзей сибиряков. Найдя или увидев большой муравейник, подойдите вплотную и обоими ладонями похлопайте его дружески сверху. Далее сложите ладошки лодочный и поднесите как маску к носу. Вдохните. Непередаваемые ощущения от запаха нашатырного спирта отгонят все нужные и ненужные мысли а также из Вас улетучатся проявления любой простуды. И такие целебные процедуры повторяйте по мере нахождения на пути муравейников. Выйдете из леса другим человеком.

    • Ответ изменён 1 месяц, 4 нед. назад пользователем Алексей Алексей.
    #5063
    alena1997
    alena1997
    Участник
    Трезв: 318 дн.

    Алексей написал(а):И такие целебные процедуры повторяйте по мере нахождения на пути муравейников. Выйдете из леса другим человеком.

    Ничего себе !! Не знала !

    Век живи  — век учись

    Спасибо, Алексей

    #5096
    Алексей
    Алексей
    Участник

    В главной ветке есть вопрос как ходить в пьющие компании. Так ответ же давно озвучен не только Автором сайта… Вот где он (в главную тему не репостить ))) )

    озвучено с десяток приличных отмазок…

Просмотр 15 сообщений - с 31 по 45 (из 74 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.